обычный Дракон
Разделался с большей частью работы. Ура! Продолжаем написание шедевра. Часть вторая:


Наконец-то долгожданный рассвет. Петухи во всю кукарекали, облако значительно уменьшилось, но стало вращаться гораздо быстрее. Ворон на шесте внимательно наблюдал за мной. Я сидел с закрытыми глазами и читал про себя заклятье «рассеивания». Нужно перенаправить часть светлой силы, чтобы рассеять не очищенную темную ману, которая не успела пройти сквозь меня. Всей кожей я чувствовал напряжение энергетического потока. Он собирался во мне, накапливался, а я приготовился, к последнему акту. Поднял вверх руки и сказал последние слова заклинания. Энергия хлынула из ладоней ярким белым лучом. Несколько секунд я физически чувствовал истекающую из меня силу, которая разрушала облако злых чар. Резко наступила слабость. Голова заболела, в ушах зашумело и затошнило. Мне нужно просто перетерпеть. Рога восстановят мои силы, надо просто подождать. Через несколько минут я открыл глаза. Все вокруг кружилось и плыло. Ласковое солнце коснулось моего лица. Тошнота, боль и усталость постепенно отступали. Я видел на одежде отблески золотого света, это сияли рога на венце. Карыч внимательно смотрел на меня.
- Легче? – участливо спросил ворон.
- Намного. Смена окончена?
- Посиди немного, я хочу быть полностью уверен, что ты восстановился.
- Только не долго, - согласился я. Карыч своё дело знает, без его волшебных слов, которые он произносит на своём вороньем языке, венец с рогами не исчезнет. Я сидел минут десять, пока он наконец что-то громко каркнул. Рога тут же засияли и растворились в воздухе.
- Смена окончена! – торжественно объявил ворон. Я поднялся, потянулся, размял кости, провел руками по ногам.
- Колени не болят? – заботливо спросил он.
- Нет Карыч, всё нормально.
- Это хорошо. Просто ты очень молодой, тебе надо меньше времени и сил на восстановление.
- Ладно, пока Карыч. Жалко у меня крыльев нет, так бы я улетел.
- Никуда ты бы не улетел. Заклятья безопасности разрешают летать только мне.
- Я знаю Карыч, просто немного помечтал.
Я хлопнул в ладоши, и предо мной в крыше башни открылся люк. Очень осторожно я начал спускаться вниз, по узкой темной шахте, чтобы не навернутся, но сделал это довольно быстро. Чтобы выйти дверь потребовала пароль.
- Перо ворона, - отчетливо сказал я. Дверь у нас немного глуховата, иногда забывает пароли и её чинит Архимаг.
И вот я на свободе. Так странно видеть все вблизи, когда несколько часов смотрел свысока. Иду быстрым шагом по широкой улице. Народ уже почти весь проснулся. Кто-то капается во дворах и огородах, но со мной никто не здоровается. Говорят, это примета плохая поздороваться с утра с хранителем, можешь на себя чужое проклятье подцепить.
Я дохожу до дома, мама уже ждет меня на крыльце, в глазах беспокойство, а я улыбаюсь. Это я специально делаю, чтобы она не волновалась.
- Как дежурство? – спрашивает она. Её вовсе не интересуют мои ночные бдения, или встречи с призраками, она хочет знать про моё здоровье.
- Всё хорошо, - отвечаю я. Мы обнимаемся и я иду спать. Рога восстанавливают силы, но лишь частично, на недолгий срок, потому приходится восстанавливаться самому. При виде кровати резко наваливается усталость, я почти падаю и проваливаюсь в сон.

Мне снился демон Максвелла. Я шел по широкому полю, руками срывая высокие травинки, на душе было хорошо, вольно, а демон летал надо мной как бабочка. Сон был очень хорошим. Не помню его содержание до конца, но помню настроение, с которым проснулся. Это было ощущение свободы.
- Шепотун, - позвал я нашего домового. Тот выполз из под моей кровати, сразу приставил к ногам тапочки.
- Видел какой сон мне приснился?
- Угу, - ухнул домовой. Вообще-то это их единственное развлечение, смотреть наши сны.
- Сохранишь все в тайне, хорошо? – попросил я домового.
- Хорошо, только ты иди поешь, а то уже вечер скоро.
- Долго я спал?
- Долго. Петух уже шесть раз кукарекал.
- Понятно, а мама где?
- Соседям свежий папоротник понесла.
- Ладно, пойдем поедим, - позвал я домового. Чашку с салатом и кувшин молока я достал из холодящего сундука. Шепотун пока положил мне в тарелку картофельное пюре и куриную ногу. Я нарезал свежий хлеб, налил ему в миску молока, положил сладкий пирожок, и мы сели есть. Минут пять мы сосредоточено жевали, потом Шепотун стал рассказывать про то, что услышал от других домовых.
- В деревню новый мастер «волшебных зеркал» приехал. Он уже нашим левым соседям на зеркале чары обновил, и раму новую поставил. А у правых соседей мандрагоры пищат.
- Это плохо, часто они пищат к беде, - насторожился я. Шепотун кивнул, отпил из миски и снова стал рассказывать.
- У людей на западных огородах мертвая земля появляется…
- С кладбища? – ужаснулся я.
- Нет, та что не родит ничего. Люди её отварами поливают, а она все равно всходов не даёт.
- Может, просто заливают сверх меры?
- У них и с колодцем беда, вода зелёной стала.
- Такое бывает, если не чистить.
Домовой дожевал пирожок, допил молоко и уставился в одну точку. Он явно что-то хотел спросить, но наверно боялся.
- Ты чего Шепотун?
- Хозяин, а ночью никто не колдует? – спросил он с некой опаской. Знает, что про работу говорить не люблю. Я даже поперхнулся.
- С чего ты взял?
- Да просто слишком много знаков на всякие беды. Зеркала у Правоохранителей обновляют. Те за чем-то следить должны. Или искать что-то.
- Если бы кто-то колдовал, то напряженность темного поля бы уменьшилась. Кто-нибудь попытался бы темную силу к себе призвать, а такого в эту ночь не было. Наоборот, я на рассвете остаток темной маны рассеял.
- Хозяин, а куда зло рассеивается?
- Никуда. Просто светлая и темная силы при соприкосновении становятся нейтральной энергией, а та притягивается и питает разные заклинания и чары. Знаешь, в праздники работать лучше всего. Тогда у людей настроение хорошее и темной маны выходит мало. Облако намного меньше и вся энергия успевает пройти через меня ещё до рассвета. Но и сегодня я рассеял темной маны не так много. Её бы с трудом хватило на среднюю порчу.
Домовой молчал. Видимо у него были какие-то сомнения на этот счет, или он просто боялся за безопасность нашего дома. Поневоле, если его друзья и знакомые сталкиваются с такими проблемами, то и он начнет переживать.
- Шепотун, это только знаки, предупреждения, их как и совпадений по жизни случается очень много. Но мы можем попробовать установить пару дополнительных защитных заклинаний.
- Я уже поставил.
Вот это меня удивило. Обычно домовой не растрачивает своей силы попусту, наверно он реально чует угрозу. Неожиданно в дверь постучали. Домовой исчез, а я пошел открывать дверь. Его обязанность следить за хозяевами и домом, а не открывать двери. За порогом стоял Стен, ученик нашего архимага.
- Привет Крис, держи посылку, - он протянул мне длинную коробочку. Внутри оказалась игла дикобраза. В колдовстве вещь незаменимая.
- Спасибо Стен, он мне её уже давно обещал.
- Ладно, я побегу, ещё дел куча, - пожаловался ученик, поправляя на плече лямку от тяжеленной сумки.
Закрыв дверь я направился в свою комнату. Старая игла была дешевой и слишком тонкой, а эта длинная, толстая, крепкая и хлесткая. Кроме того, она была белая в острой части, что весьма редко встречается. Значит дикобраз был взрослый. Я погладил иглу, очень хороший инструмент, может впитать в себя много маны.
- Смотри Шепотун, какой мне подарок прислали.
- Ни тебе одному. Многие в деревне новыми иглами обзавелись. Как перед сражением.
- Не накликай, - погрозил я домовому. – И потом, иглы используются не только для боя, они хорошо фокусируют энергию, в этом их основное достоинство.
У меня на столе лежало несколько недоделанных вещей. Одна – наполовину обточенный кристалл горного хрусталя, который нужно доделать, чтобы использовать для дальновидения. Деревянная фигурка лягушки для накопления силы. Несколько заряженных бумажных листов для движущихся фигурок оригами. Сняв с полки книгу заклинаний, я нашел по закладке необходимое и уселся за работу. У меня была одна мечта, которую я хотел исполнить.